maskarad pluton
Элитный боевой хомячок Шу-куна! Со сковородкой! Режим Хатико активирован!
Название: Однажды в Гонконге
Автор: [J]Dani Swan[/J], maskarad pluton
Бета: Анна Вильямс, kata-kata
Размер: драббл (790 слов)
Пейринг/Персонажи: Казуя Мишима/Лэй Вулон
Категория: слэш
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Размещение: запрещено
Краткое содержание: зима, Новогодняя ночь, КПЗ
Примечание/Предупреждения: просто стёб, ничего более


Однажды в Гонконге


Лэй ненавидел дежурить в праздники. Мало того, что приходилось работать в выходные, так ещё и контингент подбирался соответствующий. Ага! Для вытрезвителя.
— Я детектив, я преступников должен ловить, а не сторожить тут алкоголиков всяких, — ворчал он, прибираясь на девственно чистом столе, наверное, в десятый раз. — Вытрезвителей, что ль, мало?
Но у начальства свои причуды, поэтому и скучал один из лучших детективов в новогоднюю ночь на любимой работе. Не подозревая, что скучать ему осталось недолго.
Спустя полчаса пополуночи во двор влетела дежурная машина, и Лэю с рук на руки передали первого постояльца. Стоять постоялец категорически отказывался, поэтому, пока велось оформление, спокойненько дрых на плече одного из сопровождающих его полицейских.
— Почему к нам? — поинтересовался Лэй в надежде, что удастся всё-таки отправить горе-отдыхающего домой.
Турист оказался японцем, и Лэй всё же рассчитывал, что спровадит его в отель, где тот изволил поселиться, и отделается просто составлением протокола.
— Буянил, разнёс к чертям бар в центре. Когда проспится, займётесь им плотно. Хозяин бара явится на допрос утром. Думаю, с внушительным иском, — ответил коллега по дежурству, подписал протокол и махнул рукой своим людям. — Заносите. Да и вытрезвитель переполнен, без него туристов там хватает.
Лэй плёлся следом, пытаясь поймать ускользающую мысль о том, что где-то он этого буяна уже видел. Но где? Уж явно не в Гонконге. И чего этого японца вообще в Гонконг занесло? Своей страны, что ли, нет?
Только рассмотрев как следует развалившегося на нарах мужчину, Лэй сглотнул и подавил детское желание протереть глаза. Более странное зрелище, чем Казуя Мишима в камере полицейского отделения, сложно представить. Но, тем не менее, всё было именно так.
— И как же вас так угораздило-то? — спросил он скорее себя, чем необычного постояльца: тот до утра не в состоянии будет отвечать хоть на какие-либо вопросы. Но Мишима вдруг разлепил глаза и кое-как принял вертикальное положение.
— Я влюбился, — заплетающимся языком сообщил он потрясающую новость. — С ума схожу просто. То есть, сходим. Мы. — Он помолчал некоторое время и добавил уже с другими интонациями: — За себя говори, Казуя, я лично ни в кого не втрескался. Это у тебя гормоны счастья играют.
— Белая горячка, — покачал головой Лэй. — Вам к психиатру надо, а не сюда. Ладно, посидите ночку в камере, может быть, полегчает.
Отпустить японца, кем бы он ни был, Лэй всё равно не имел права. Только если адвокату позвонить.
— Но я люблю вас! — донеслось из камеры.
Этого ещё не хватало! Нет! Никакого адвоката, пока не проспится. А то такого наплетёт спьяну защитнику, потом — слетевшимся журналистам, что хоть работу меняй. В том, что журналисты будут, Лэй не сомневался, как и в способности адвокатов вытащить Мишиму из камеры за полчаса.
— Вы пьяны.
— Да! От любви!
— Нет! От десяти бутылок виски! Как вы ещё двигаетесь и говорите? С таким количеством алкоголя в крови вообще не живут.
— Это в кратере вулкана не живут, — буркнул Мишима, с трудом встал и вцепился в решетку. — Слушай, детектив, я серьёзно: пойдёшь за меня?
— Куда? — закатил глаза Лэй.
— Замуж, дурень! Пока по-хорошему предлагаю.
— А если нет? — Ему стало даже интересно, куда ещё заведёт язык пьяного вусмерть «влюблённого голубка».
— А нет, то я щаз сломаю решётку и как вас… ик!… тебя ииизнасилую! — Мишима опять завис, подумал и добавил другим голосом: — Или я помогу. Хотя ты и не в моем вкусе.
Белая горячка на фоне начинающейся шизофрении? Может, его сразу в психушку сдать? И хрен с ней, с прессой.
— Не смешите, уважаемый! После такого количества спиртного… чем насиловать собираетесь? Ваш «друг» беспробудно спит. И вам спать пора.
Мишима уставился на Лэя удивлённо, потом спросил:
— Тёмный, ты спишь? — и сам же ответил насмешливо: — Это он о другом твоём «друге», Казуя!
И покраснел.
— Грязные инсинуации! — Он гордо выпрямился секунды на три, покачнулся. — Не умаляйте моего достоинства! — добавил уже с пола. И затих.
— И видеть не желаю, не то что умалять! — возмутился было Лэй, но понял, что Мишима уже отключился.
Однако не успел он облегчённо вздохнуть и вернуться к столу, как из камеры донеслось философское:
— Оба спят: и хозяин, и наш «дружок». Ну и как прикажете насиловать? Хотя… есть же хвост! Стоп! О чём это я? Я ж приличный демон. Чёрт! Эй, детектив! Есть номер хорошего психиатра? Похоже, я — извращенец.
— Только заметили, господин Мишима? — не удержался от шпильки Лэй.
— Да не он! Я! — Мишима перевернулся на спину и закрыл рукой левый глаз. — Я — Тёмный. — Ладонь переместилась на правый. — Он — Казуя. Смотри не перепутай!
— Да! Психиатр явно будет не лишним.
— Эй! — Правый кулак яростно стукнул по полу. — Хватит тут болтать за моей спиной! Я всё слышу! Хр-р-р!
Левая рука лениво приподнялась, приветливо помахала Лэю, показала неприличный жест и улеглась на груди храпящего Мишимы.
— Всё! Утром точно к врачу. Причём мне. — Лэй помассировал виски и полез в сейф за бутылкой коньяка. Надо выпить, совсем чуть-чуть — праздник всё-таки. И чтобы заглушить странное чувство, что отнюдь не всё, сказанное здесь, было пьяным бредом.
Мишима и Тёмный беззаботно дрыхли в камере — долгожданное признание в любви состоялось.


Название: Миссия невыполнима
Автор: kata-kata, maskarad pluton
Бета: Анна Вильямс
Размер: драббл (470 слов)
Пейринг/Персонажи: Хоаран/Джин Казама, Сергей Драгунов
Категория: слэш
Жанр: юмор/стёб, мелкое хулиганство
Рейтинг: PG13
Краткое содержание: жирафики vs чебурашки
Примечание/Предупреждения: ER; автор пил, курил - шла ФБ; патриотичный драбблик, для шипперов по мотивам того, чего не хватило в ТТТ2

Миссия невыполнима


Джин украдкой пощупал ткань и прикинул, что, наверное, будет приятно носить это. Хотя рассыпанные по белому фону розовые сердечки несколько его смущали. То есть, ему это даже нравилось, но предсказать реакцию рыжего на такой подарок он не мог.
Конечно, рыжий — кореец, а корейцы любят всякие милые вещички. Один плюшевый медвежонок, болтавшийся на ключе зажигания, многого стоил. Джин чуть не сел мимо мотоцикла, когда увидел медвежонка в первый раз. Мягко говоря, это было внезапно и совершенно не сочеталось с буйным и агрессивным нравом Хоарана.
— Ты это себе присмотрел? — Джин едва не свалил полку с товарами, услыхав знакомый голос.
— Ну… — Не вовремя.
— Странный выбор.
— Почему это? Тебе не нравится?
Хоаран пожал плечами и пробежался взглядом по всему ассортименту.
— Ты какие хочешь?
— В жирафики, — обиженно буркнул Казама и отвернулся от белого с розовым. Промашка вышла, да, но это не смертельно.
— Бери две пары, — вновь пожал плечами Хоаран.
— Зачем две?
— На двоих. Одни — тебе, другие — мне. Только с размером не промахнись, а то будет как в прошлый раз.
— Ты тоже хочешь в жирафики?
— Нет, хочу в чебурашки, но придется в жирафики. Жирафики всё же… экзотика.
— А в чебурашки не экзотика? — заподозрил подвох Джин.
— Джин, в чебурашки — это фантастика, — вздохнул Хоаран. — Мне до смерти надоели все эти магазины, так что покупай уже свои чёртовы трусы — любые, хоть в дикобразы, и поехали домой.
Интересно, у рыжего — в теории — бывают желания, которые можно выполнить? Или всегда «сними звезду с неба и повесь чуть левее»? Ну вот где Джин ему достанет чёртовы трусы в чебурашки? Небось, даже у Драгунова таких нет…

***

Утром его разбудил стук в дверь. Точнее, грохот.
Пока Джин, чертыхаясь и протирая глаза, плёлся к двери, в неё продолжали настойчиво ломиться.
— Пожар у вас, что ли? В пять утра? — Он распахнул дверь и остолбенел.
На пороге стоял тот самый русский, которому вчера Джин по пьяни полночи жаловался на горькую судьбу японского эмигранта в солнечном Сеуле. Причём на судьбу эмигранта, который не может даже купить хоть какие-нибудь трусы в чебурашки или пони.
— Э-э... здрасьте... то есть, охайо, Драгунофу-сан!
Русский за порогом не то чтобы не шевелился — даже, кажется, не дышал. Просто стоял и недобро пялился на Джина. И молчал.
Джин тоже молчал — он пытался понять, что же понадобилось от него этому русскому, вот поэтому протянутый пакет и заметил не сразу.
— Это мне?
Драгунов кивнул, вручил пакет, развернулся и четким строевым шагом вышел вон, то есть, на улицу.
Джин для приличия — или всё-таки с недосыпу — помялся ещё на пороге и наконец заглянул в пакет. Пожалуй, только выражение "уронил челюсть на пол" могло передать всю глубину его изумления.
В пакете аккуратными стопками лежали трусы: в жирафиков, розовых слоников, радужных пони и — о, чудо! — в чебурашки.
— Эти — мои! — Рука Хоарана нагло нырнула в пакет и извлекла "чебурашек".
— А...
— А вот эти, — перед носом Джина замаячили боксёры сплошь в черепашках-ниндзя, — мы Ёшимицу отдадим. Ниндзя больше по его части...


Название: Песочница
Автор: maskarad pluton
Бета: kata-kata, Анна Вильямс
Размер: драббл (700 слов)
Пейринг/Персонажи: child!Джин Казама, child!Хоаран, child!Стив Фокс, Джун Казама, Анна Вильямс
Категория: джен
Жанр: семейная АУ
Рейтинг: G
Размещение: запрещено
Примечание: драбблик был написан в подарок ко дню рождения Каты. :tort:

Песочница


Тук-тук-тук. Маленькая пластмассовая лопатка весело стучит по такому же маленькому и пластмассовому ведёрку. Джину нравится этот стук. А ещё ему нравится момент, когда он поднимает формочку, и на песке остаётся красивый завиток. Некоторое время Джин любуется получившимся куличиком, потом тянется за лопаткой, и над песочницей вновь раздаётся стук лопатки о ведёрко. И очередной куличик появляется на песке рядом с десятком таких же.
Джину нравится лепить куличики, нравится тихий сонный полдень, нравится, что мама, заговорившись с тётей Анной, не прогоняет его из песочницы в тень. Да и он, залюбовавшись очередным получившимся куличиком, не обращает внимания на странный шум за спиной. А потом становится поздно: уши закладывает от громкого вопля, в спину ударяется что-то мягкое и тяжёлое, и Джин падает вперёд — прямо на драгоценные куличики.

— Джин, солнышко, ты в порядке? — Встревоженное лицо мамы — она вытирает мокрой салфеткой его щёки. Джин отмахивается от попыток мамы его утешить, оглядывается на развороченную песочницу: вздыбленный истоптанный песок, на бортике грустно висит красный велосипед с погнутым колесом. От куличиков почти ничего не осталось, и от этого хочется плакать даже сильнее, чем от ссадины на коленке и запорошенных песком глаз.
— Не ребёнок, а наказание какое-то! Я сколько раз говорила — не кататься рядом с песочницей! — Голос тёти Анны мечет громы и молнии. Если бы Джина мама отчитала таким голосом, он не смог бы спать неделю. А этому рыжему хоть бы что!
— А я и не катался, мам. Просто не справился с управлением, — на веснушчатом лице рыжего ни капли раскаяния, — так что я не виноват. Это — несчастный случай.
— Ты — мой персональный несчастный случай, господин Хоара Бэк! — И рыжий получает-таки заслуженный подзатыльник. Вот только Джин знает, что всё без толку: Хоара просто улыбнётся и сделает вид, что не заметил наказания. И нотации как обычно мимо ушей пропустит. Просто… он такой.
— Да ты у Стива спроси, раз мне не веришь.
— А ты братом не прикрывайся! Знаю я вас, мошенников.
— Вот и не знаешь, — хмурится Хоара. — Я никем не прикрываюсь. Никогда!
— Джин, пойдём домой? — Мама подбирает ведёрко, оглядывается в поисках лопатки.
— Угу.
— Мы завтра придём сюда, хорошо. Хочешь мороженое?
— Фисташковое?!
— Какое захочешь, — смеётся мама, и Джину становится так тепло и радостно, что испорченная игра моментально забывается. У него самая лучшая мама на свете! Самая добрая и весёлая! В сто раз лучше всех остальных мам!
А вот у Хоара мама — строгая. Впрочем, так ему и надо. Дурак! И велосипед его дурацкий!
Джин оглядывается только раз — уже на выходе с детской площадки: тётя Анна всё ещё отчитывает рыжего, Стив мнётся неподалёку, видимо, и ему уже досталось за то, что не уследил за младшим братом, а Хоара…
Хоара вдруг поднимает голову, ухмыляется и показывает Джину язык. Джин в долгу не остаётся, а потом уходит, гордо подняв голову. Мужчины не плачут, и вообще — он сейчас будет есть мороженое, а рыжего накажут. И велосипед заберут. А если он полезет в песочницу, Джин стукнет его лопаткой. Чтоб неповадно было… Вот!

Тук-тук-тук. Маленькая пластмассовая лопатка весело стучит по такому же маленькому и пластмассовому ведёрку. Джину нравится этот стук. Ему нравится лето, нравится, что мама сидит рядом и помогает делать куличики.
Очередной куличик накрывает тень. Джин поднимает голову и недовольно хмурится. Хоара стоит над ним и внимательно смотрит на его работу.
— Красиво, — вдруг говорит он, и у Джина мигом пропадает желание стукнуть обидчика лопаткой. — Дашь попробовать?
Некоторое время они вместе молча лепят куличики. Мама уже сидит на скамейке и о чём-то говорит с тётей Анной. Всё как всегда, кроме Хоара, сопящего рядом от усердия. Куличики у него получаются плохо.
— А тебя сильно наказали?
— Так за дело же. — Хоара откладывает в сторону форму, недоумённо смотрит на покосившийся куличик собственного изготовления и сравнивает очередную неудачную попытку с песком. — Не понимаю, что в этом интересного?
— А что интересного в твоём драндулете? — обижается Джин.
— Ха! Спорим, что ты не умеешь кататься на велосипеде!
— Подумаешь! Не очень-то и надо.
— А хочешь — научу?
Джин замирает, смотрит на рыжего внимательно — не шутит ли, потом осторожно кивает.
— Хочу.
— Тогда вперёд! — И Хоара уже тянет его за собой. — Тётя Джун, мы тут будем. Недалеко.
— Хорошо.
— А ну стой! Куда это ты малыша тащишь?! Он же разобьётся!
— Всё в порядке, Анна. Джин не такой уж и маленький.
— Я не маленький! — Джин весело смеётся, и смело забирается на сиденье «драндулета». Почему-то ему кажется, что это лето будет в тысячу раз лучше предыдущих. — Вперёд!

@темы: Библиотека Tekken, fanfiction, Williams Anna, Steve Fox, Mishima Kazuya, Lei Wulong, Jun Kazama, Jin Kazama, Hwoarang, Dragunov Sergei